Это интересно
Сегодня исследователями записано почти 200 сигналов, издаваемых дельфинами, но полностью перевести их речь пока не удалось.


Лучшее в аудио


Лучшее в видео


Поддержите их


«Научно-экологический Центр спасения дельфинов «Дельфа» - первая в России автономная некоммерческая организация, созданная в целях спасения, лечения, реабилитации и возвращения черноморских дельфинов в природную среду обитания.
Помощь органицации




Sea Shepherd - международная некоммерческая организация по защите диких морских обитателей и водной экосистемы нашей планеты. Организует протестные акции против резни китов и дельфинов в Дании и Японии.
Помощь органицации




Ric O’Barry’s Dolphin Project - организация, основанная Риком О Бари, бывшим тренером дельфинов, которая стремится остановить убийства дельфинов и их эксплуатацию по всему миру. Их работа отражена в таких фильмах как «Бухта», A Fall From Freedom и мини-серии Blood Dolphin$ на Animal Planet.
Помощь органицации




Oceanic Preservation Society (OPS) - команда энтузиастов, преданных делу защиты китов и дельфинов по всему миру. Их работа поражает и вдохновляет. Создатели фильма «Бухта», рекомендуемого всем к просмотру.
Помощь органицации



 
Узнать » Исследования » Поведение зубатых китообразных в сообществах (часть 2)

Поведение зубатых китообразных в сообществах (часть 2)



Особенности полового поведения

В период спаривания у исследованных в неволе видов зубатых китообразных наблюдается характерное ритуальное половое поведение. Большое сходство в проявлении ухаживания у китообразных, в природе (и у некоторых видов дельфинов в неволе) дает основание полагать, что формы полового поведения у всех китообразных (во всяком случае у зубатых) сходны в общих чертах. 

Типичный ритуал ухаживания у дельфинов состоит из определенных стадий: преследование друг друга на большой скорости, перекрестное плавание, демонстрация друг другу брюха, поглаживание рострумом и плавниками различных частей тела партнера, выпрыгивание из воды, сталкивание головами, копуляция (Tavolga, 1966; Caldwell, Caldwell, 1972a; Puente, Dewsbury, 1976; Крушинская, 1972). 

Наблюдения за поведением афалин показали, что обычно самец выбирает самку и ухаживает за ней от нескольких дней до нескольких недель. Однако в период ухаживания за одной самкой он может проявлять интерес и к другим самкам, тогда первоначальное ухаживание на некоторое время прекращается. В период ухаживания самцы демонстрируют более выраженные формы полового поведения, чем самки. Половое поведение самок менее продолжительно и целенаправленно (Puente, Dewsbury, 1976). Вместе с тем каждый партнер может быть инициатором половых игр и копуляционного поведения. 

В начале ухаживания самец начинает плавать вокруг выбранной им самки, принимая различные позы, как бы демонстрируя перед ней разные части своего тела. Он обычно принимает вертикальное положение, выставив хвост из воды и ритмично ударяя им по воде. Самка в это время, проплывая около самца, касается его головы или брюха своими плавниками. При этом она, внезапно сделав несколько резких движений хвостом, уплывает от самца, выпрыгивая при этом из воды. Самец преследует ее, догоняет, и ласки возобновляются. В комплекс ухаживания входит также потирание рылом тела партнера: обычно передней части брюха или генитальной области. Плавая рядом с самкой, самец захватывает ртом ее плавник и слегка сжимает его челюстями. Дельфины, часто остановившись друг против друга (нос к носу), попеременно вкладывают свой рострум в открытую пасть партнера. Однако, помимо осторожных, ласковых прикосновений, в репертуар ухаживания у дельфинов входят настоящие «сражения» между самцом и самкой. Возбужденные дельфины, отплыв друг от друга на некоторое расстояние, быстро плывут навстречу и с силой сталкиваются головами. Эти удары часто сопровождаются звуками, напоминающими лай (Puente, Dewsbury, 1976). Своеобразное «перекрестное плавание», когда самец, проплывая под брюхом у самки, касается спинным плавником ее генитальной области, часто предшествует эрекции. Эрекция у дельфинов продолжается в течение нескольких секунд и возобновляется несколько раз в течение 15 — 20 мин. При копуляции самец поворачивается боком к самке и затем тесно прижимается к ней брюхом. Оба дельфина в это время находятся в горизонтальном положении и в течение некоторого времени плывут рядом. Копуляция может происходить у поверхности воды, в толще воды, и у самого дна. Обычно копуляция продолжается в течение нескольких секунд (до 5), но может длиться и дольше — до 64 сек. (Puente, Dewsbury, 1976). И в том и в другом случае половое поведение может вновь возобновляться или сразу, или по прошествии некоторого времени. Нет никаких поведенческих критериев, свидетельствующих о наступлении эякуляции в результате как кратковременной, так и более длительной копуляции. Известно, что многократные копуляции, разделенные определенными интервалами времени, характерны не только для дельфинов, но и для других видов млекопитающих — грызунов, приматов. 

Результаты изучения половой активности у китообразных показывают, что накопление сексуального опыта начинается уже с детского возраста. Так, элементы полового поведения наблюдаются между матерью и ее детенышем. М. и Д. Колдуэлл (Caldwell, Caldwell, 1968) упоминают о раннем проявлении полового поведения у афалин в неволе: попытки к совокуплению со взрослыми у малышей проявляются в возрасте нескольких недель. Так же как и у приматов, эрекция у самцов афалин наблюдается уже в возрасте 48 час. Молодые самцы спустя несколько недель после рождения пытаются спариваться с матерью. Раздражение молочных желез при кормлении, вероятно, возбуждает мать, в результате чего самка проявляет инициативу и заигрывает со своим детенышем (Caldwell, Caldwell, 1972). 

В неволе афалины достигают половой зрелости к шести или семи годам, в то время как в природе они приступают к размножению в возрасте 10 — 12 лет. Как полагают М. и Д. Колдуэлл (Caldwell, Caldwell, 1972), обычно именно крупные самцы старше 12 лет оплодотворяют самок. В естественных условиях молодые самцы, у которых вырабатывается мало половых продуктов, физически уже подготовлены к спариванию, но они могут войти в контакт с самкой только в том случае, если отсутствует вожак. В неволе, где молодые дельфины получают возможность более свободно спариваться с самками, эта норма нарушается. По заключению указанных авторов, достижение половой зрелости физиологически и проявление ее в поведении самца (защита группы и отцовская забота о молодняке) — разные вещи. 

У дельфинов, содержащихся в неволе, широко распространены гомосексуальные отношения и мастурбация (McBride, Kritzler, 1951; Tavolga, 1966; Caldwell, Caldwell, 1972b). Особенно широко распространены гомосексуальные взаимоотношения среди молодых неразмножающихся самцов. В течение большей части года (в особенности в весенние и летние месяцы, когда взрослые самцы особенно бдительно относились к попыткам молодых самцов ухаживать за самками), гомосексуальные отношения были обычны для молодых афалин. М. Таволга (Tavolga, 1966) отмечала, что при гомосексуальных взаимоотношениях самцы включали отдельные элементы системы ухаживания взрослых дельфинов, такие, как трение, прикосновение рострумом, потирание генитальной области, перекрестное плавание, при этом у них отмечалась эрекция. Пары молодых самцов могли продолжать эту деятельность до нескольких часов подряд с перерывами для приема пищи. В группе молодых самцов при гомосексуальных отношениях устанавливалась иерархия. «Разжалованный» до роли самки самец находился в подчиненном положении по отношению к тому, кто выполнял роль самца. Гомосексуальные отношения отмечаются не только между молодыми, но и между взрослыми самцами и половозрелыми и неполовозрелыми самками (Caldwell, Caldwell, 1972b).





Рис. 3. Половое поведение
Различные стадии ухаживания (объяснения в тексте). Рис. В.М. Смирина

Продолжительные и активные половые игры наблюдались нами (Крушинская, 1972) между самцом обыкновенного дельфина и афалиной. Как правило, активной стороной в этих играх был самец обыкновенного дельфина и в первое время эрекция чаще наступала у него. Но затем он попал в подчиненное положение по отношению к самцу афалины и чаще выполнял роль самки. Эти игры могли занимать животных часами. В то же время самец соталии (Sotalia), который содержался в одном бассейне с иниями (Inia geoffrensis), всегда старался избежать заигрываний со стороны более крупных самцов иний (Caldwell et al., 1966). 

Известно, что у высокоразвитых млекопитающих, таких, как приматы и некоторые виды тюленей, сильный самец может заставить более слабого имитировать с ним половой акт только ради утверждения своего социального превосходства. Д. и М. Колдуэлл (Caldwell, Caldwell, 1972b) описывают такой инцидент. Крупного самца афалины посадили в бассейн, где находились самки и дельфины других видов. Вожаком этой группы был молодой самец афалина. Через некоторое время крупный «чужак» имитировал спаривание со своим более молодым соперником. После этого молодой самец стал подчиненным, а крупный пришелец — доминантой. 

Мастурбация — обычный элемент поведения содержащихся в бассейне дельфинов (McBride, Kritzler, 1951; Caldwell, Caldwell, 1968b). Такое поведение наиболее характерно для животных, в течение длительного времени находящихся в изоляции. Для этих целей дельфины используют различные объекты — как одушевленные (черепахи, мелкие морские акулы, скаты), так и неодушевленные (струя воды, сеть, бортики бассейна, гравий и т. д.). Вместе с тем известно, что афалины могут использовать пенис как манипуляционный орган, произвольно вызывая его эрекцию. По сообщению М. и Д. Колдуэлл (Caldwell, Caldwell, 1968b), тренер выработал у афалины условнорефлекторную реакцию: поднятие руки вызывало эрекцию пениса у дельфина. В ходе дальнейшей тренировки дельфин мог по сигналу тренера крутить на пенисе легкий обруч. 

Наблюдения за половым поведением дельфинов проводились главным образом в условиях неволи, где естественная активность животных сильно ограничена. Поэтому можно предположить, что отклонение от гетеросексуальных форм поведения у них является своего рода компенсацией недостающей активной деятельности в условиях неволи. В то же время наблюдения с подводных судов (Caldwell, Caldwell, 1972a) показали, что поведение дельфинов в их родной стихии носит сходный характер. Не исключено, что некоторые формы гомосексуального поведения являются важной составной частью социальной жизни зубатых китообразных. 

Несомненно, что для того чтобы понять эту сторону жизни китообразных, необходимо более полно изучить сексуальное поведение видов в естественных условиях. И только сопоставление таких наблюдений может дать основу для уверенной интерпретации особенностей полового поведения этих животных. 

Вполне возможно, что дальнейшее изучение покажет, что те формы поведения, которые нам сегодня кажутся явно сексуально мотивированными, имеют другое значение. Так, наблюдая за «часовыми» у бабуинов и южноафриканских мартышек, В. Виклер (Wickler, 1966) отмечает, что в подавляющем большинстве случаев самец, охраняющий стадо, сидит в положении, демонстрирующем яркоокрашенные гениталии и эрегированный пенис. Очевидно, эта демонстрация эрегированного пениса связана в первую очередь с социальным доминированием и защитой территории и не является сексуально мотивированной. Например, у некоторых грызунов и мартышек частью агрессивного поведения является демонстрация доминирующей особью эрегированного пениса. Подчиненная особь в таких ситуациях обычно принимает позу «подставления», т. е. ведет себя как самка. Интересно отметить, что такие же «сигналы» бытуют и у некоторых народностей (Wickler, 1966). 

Мы не можем утверждать, что наблюдаемое многими исследователями наступление эрекции у дельфинов в несексуальных ситуациях является сигналом доминирования, но этот вопрос интересно исследовать. 

Анализируя изложенные выше данные особенностей полового поведения дельфинов, нельзя не согласиться с мнением А. Мак-Брайда, что разнообразные формы проявления сексуальной активности ставят дельфинов в один ряд с высшими млекопитающими.

Взаимоотношения родителей и потомков

В последние годы литература о протекании родов у китообразных заметно обогатилась в связи с тем, что условия содержания дельфинов в неволе позволяют им размножаться. Становление родительских отношений между самкой и новорожденным и этапы формирования поведения детенышей в процессе их развития достаточно хорошо изучены. 

Появившись на свет, дельфиненок сразу всплывает на поверхность, чтобы сделать первый вдох, а мать плывет рядом с ним. Если дельфиненок замешкается, то мать помогает ему всплыть на поверхность. Во время родов около матери обычно находится другая самка — «тетка», реже две, которые продолжают свою опеку в первые недели жизни детеныша. Они защищают их от нападения взрослых самцов и акул. 

Первые попытки сосать мать обычно кончаются неудачей. Поисковые движения дельфиненка генерализованы — он тычется мордочкой в любую оказавшуюся рядом часть тела матери: голову, бок, хвост и т. д. Самка направляет действия детеныша, подставлял ему соски и регулируя скорость своего передвижения, чтобы рострум дельфиненка находился на уровне млечных желез. Первые шесть месяцев детеныш питается через короткие интервалы, получая чрезвычайно богатое питательными веществами молоко. Молоко струей стекает в рот детенышу по своеобразной трубке, которую образует свернутый язык детеныша и материнский сосок. 

Самки в первые дни жизни детенышей следят за действием их кишечника. Так, самка афалина массировала живот своему детенышу, видимо способствуя дефекации, другая самка производила кончиком рыла серию резких толчков в прианальную область дельфиненка, после чего у него вышел плотный комок кала. Эти действия сходны с теми, которые производят наземные млекопитающие, вылизывая околоанальную область сосунков (Томилин, Близнюк, 1979). 

В шестимесячном возрасте детеныши начинают схватывать мелких рыб. Но мать сначала не позволяет дельфиненку их глотать самостоятельно. У самых первых рыб, которые ему позволяется съесть, самка обычно отрывает голову, не давая тем самым детенышу глотать крупные рыбьи кости. Примерно к этому времени у дельфиненка начинают прорезываться зубы, и к концу первого года жизни он уже кормится рыбой сам, продолжая в то же время питаться молоком матери. 

Известно, что новорожденные дельфины способны видеть, слышать, плавать, обмениваться с матерью звуковой информацией, отличать свою мать от других дельфинов (Essapian, 1953). 

В течение первых недель дельфиненок всюду следует за матерью. У новорожденных существуют особые, видимо, врожденные формы поведения, способствующие его выживанию в первые дни жизни: он плывет сзади и несколько сбоку от спинного плавника матери (рис. 4), оказываясь, таким образом, в наиболее защищенном месте. Если поблизости находится еще одна взрослая самка, она плывет рядом с матерью так, что детеныш попадает между двумя спинными плавниками и бывает защищен с обеих сторон. Плавая рядом с матерью, дельфиненок никогда не отстает от нее, с какой бы скоростью ни плыла мать, не затрачивая при этом много усилий — этому способствуют законы гидродинамики (Caldwell 1968b). 

Дыхательный ритм у малышей в первые несколько дней после рождения синхронен с материнским. Мать приспосабливается к частому дыханию дельфиненка и укорачивает собственную естественную дыхательную паузу. Средняя частота дыхания матери составляет 2,8 — 3 раза в минуту, что приблизительно в 2,5 раза выше частоты дыхания взрослого дельфина (Бондарчук и др., 1976). Отмечались случаи, когда детеныш всплывал чуть раньше матери, делая подряд 2 — 3 выдоха — вдоха, и раз в 5 — 10 мин задерживался на поверхности, совершая 5 — 8 выдохов — вдохов подряд. В период таких передышек он почти не двигался, а мать находилась под ним, ожидая когда он к ней присоединится. 

Примерно с 10-го дня ритм дыхания матери замедляется, возвращаясь к нормальному ритму взрослых дельфинов. Наблюдения показали (Caldwell, Caldwell, 1972a), что к этому времени новорожденные дельфинята часто спят, засыпая после еды. Продолжительность сна от 1 до 5 мин. Во время сна глаза новорожденного закрыты, он почти не делает движений, кроме тех, которые необходимы, чтобы держаться около матери и время от времени всплывать на поверхность для очередного вдоха. 

Л. С. Бондарчук и др. (1976) не отмечали ни разу в течение месяца, чтобы мать и детеныш афалины останавливались для сна. Можно думать, что детеныш и мать спали, плавая, как это было показано Л. М. Мухаметовым, А. Я. Супиным (1978) для взрослых животных. 

Всякая попытка детеныша в первые дни его жизни присоединиться к взрослым дельфинам сразу пресекается матерью. Если дельфиненок не слушается, следует наказание: мать прижимает его рострумом ко дну бассейна и держит в таком положении до нескольких минут (Tavolga, 1966; Caldwell, Caldwell, 1972a). Такая бдительность с ее стороны оправдана, поскольку были зафиксированы случаи нападения взрослых самцов на только что родившегося дельфиненка, вследствие чего на его теле были обнаружены следы сильных укусов (McBride, Hebb, 1948). А. Г. Томилин, Я. И. Близнюк (1979) сообщают о гибели дельфиненка в Батумском океанариуме в результате травмы, полученной от сексуально возбужденного самца. 

Потерявшись, детеныш активно разыскивает мать. При этом он на большой скорости плавает по кругу у поверхности воды в том месте, где он был с ней в последний раз, непрерывно посвистывая. 

Л. С. Бондарчук и др. (1976), А. Г. Томилин, Я. И. Близнюк (1979) дают подробное описание формирования двигательной, игровой и подражательной активности у детенышей афалины в течение первых месяцев их жизни. Авторы отмечают, что начиная с 8-го по 11-й день у дельфинят заметно улучшается координация движений, появляются прыжки, повороты тела вокруг оси в горизонтальной плоскости, удары хвостом по воде. В этот период впервые появляется игровая активность: дельфиненок прикрывал хвостом дыхало матери и «тетки», на большой скорости, выпрыгивая из воды, удирал от матери. С 11-го дня активность резко увеличилась, появились статические позы и силовые упражнения. Детеныш активно стимулировал мать и «тетку» к играм. Приглашение к игре выглядело так: дельфиненок слегка касался взрослого животного рострумом и сразу резко бросался вперед, ожидая, что его будут преследовать. С 3-й недели у детенышей заметно возрастали периоды игровой активности.





Рис. 4. Детеныш в первые дни жизни находится около матери (по: Bailey, 1965)

В течение первого месяца мать всегда держит детеныша в поле зрения и в случае приближения взрослого дельфина оказывается рядом с малышом. Только «тетке» разрешается плавать с детенышем, и мать на некоторое время оставляет их вместе. Но уже в месячном возрасте дельфиненок часто плавает самостоятельно без матери, присоединяясь к другим взрослым дельфинам. Развитие двигательной активности и появление новых элементов поведения в этом возрасте происходит в основном за счет подражания взрослым животным. Отношение детеныша к взрослым животным достаточно индивидуализировано: детеныши чаще присоединяются к тем животным, в репертуар которых входит больше игровых и новых для дельфиненка элементов поведения. Так, дельфиненок-самец активно играл со взрослым самцом и предпочитал находиться в его обществе. Даже во время самых бурных игр мать не препятствовала их контакту. В свою очередь, этот самец неоднократно нападал на другого самца-подростка, но к детенышу не проявлял никакой агрессивности (Бондарчук и др., 1976). 

К двум месяцам детеныш плавает уже самостоятельно, и у него развивается манипулятивная деятельность: он берет в рот и выпускает рыбу, носит на роструме и на плавниках листья. В трехмесячном возрасте у него усовершенствуется координация: он может «зависать» в воде, внезапно останавливаться, подбрасывать рострумом и ловить ртом предметы. К концу третьего месяца детеныши овладевают практически всеми известными формами двигательной активности взрослых дельфинов: у них отчетливо проявляется ориентировочно-исследовательское поведение, они подолгу могут манипулировать с предметами. К концу четвертого месяца они стремятся социализироваться с людьми, которых ранее избегали. Дельфиненок подплывал к опущенной в воду руке, позволял себя гладить, терся о руку, покусывая пальцы, брал ладонь в пасть. Такое поведение не было характерно для его матери. 

Связь между матерью и родившимся у нее в океанариуме детенышем существует годами. Например, шестилетний Спрей и четырехлетняя Альга в случае опасности всегда искали защиты у своих матерей (Essapian, 1953). Известно также, что разлученные в течение трех лет мать и детеныш, когда их вновь соединили, узнали друг друга. В результате того, что молодые дельфины долгое время находятся с матерью, создаются благоприятные условия для обучения и заимствования опыта у взрослых. 

Примеры сильной привязанности матерей к своим детенышам у афалин приводят А. Г. Томилин, Я. И. Близнюк (1979), наблюдавшие их поведение в Батумском океанариуме. Больного детеныша мать носит на плавниках, на спине, удерживает на поверхности, давая возможность опереться на ее тело, ни на минуту не оставляет его одного. 

Даже погибшего детеныша самки афалины носят по нескольку дней, захватывая зубами их ласты или хвостовой плавник (рис. 5). Любые попытки взять погибшего детеныша вызывали у самок яростное сопротивление. Гибель дельфинят возбуждает не только мать, но и других членов стада. Они помогают самке «отстоять» погибшего детеныша и сообща отгоняют водолазов от матери с детенышем. 

О сильно развитом у китообразных родительском инстинкте свидетельствуют также многочисленные наблюдения в природе. Случаи оказания; помощи своим раненым детенышам описаны как для усатых, так и для зубатых китообразных (Мооге, 1953; Hubbs, 1953; Томилин, 1935, 1938, 1969), и, видимо, такое поведение характерно для всех китообразных. 

Итак, изучение поведения дельфинов в неволе и наблюдения натуралистов в природе показывают, что у китообразных детеныши с момента своего рождения окружены заботой как со стороны матери, так и других членов сообщества — «аллопарентальная забота» (Wilson, 1975). Заботу о новорожденном детеныше, как уже говорилось выше, берет на себя другая взрослая самка из того же сообщества — «тетка». «Тетка» ассистирует при родах, поднимает новорожденного для того чтобы он сделал первый вдох. Еще А. Мак Брайд и Г. Критцлер (1951) наблюдали, что самки-помощницы помогали матери-афалине поднимать на поверхность мертворожденного детеныша. Впоследствии аналогичные наблюдения приводились неоднократно. 

По сообщению А. Г. Томилина, Я. И. Близнюка (1979), доминирующий самец также однажды выполнял роль «тетки». Он заботливо относился к дельфиненку, играл с ним, и самка не отгоняла его от малыша. Однако это, по-видимому, уникальный случай, обычно самцы не вступают в контакт с сосунками и не опекают их. Считается, что вожаки стаи не принимают участия в воспитании молодняка. Их роль заключается в том, что они охраняют стадо в целом и защищают самок и детенышей от внешних врагов. Однако П. Спонг (Spong, 1974) полагает, что у косаток (Orcinus orca) существуют объединения молодых самцов, которые возглавляет старый самец, обучающий молодых некоторым необходимым для жизни навыкам. 

Забота о детенышах со стороны других особей, помимо матери, создает определенные преимущества. Этот вопрос рассмотрен рядом исследователей (Mitchell, 1969; Rowell, 1972; Wilson, 1975). Во-первых, молодые самки, заботясь о чужом детеныше, приобретают опыт, который понадобится им в дальнейшем, при воспитании собственных детенышей. Во-вторых, контакт других особей с детенышем может оказаться полезным в минуту опасности при отсутствии матери и может способствовать созданию связей, полезных для предотвращения внутригрупповых конфликтов. В-третьих, наличие «няньки» («тетки» у дельфинов) дает матери большие возможности для сбора корма. Аллопарентальная забота развилась, по всей вероятности, в результате группового отбора, так как у этих животных в случае смерти матери заботу о малыше берут на себя близкие ее родственники. Таким образом, группы родственных животных, обладавших таким генотипом, имели шансы вырастить большее число детенышей. 

Рассматривая сложные и длительные взаимоотношения матери и ее потомства у китообразных, трудно четко разграничить проявление, в узком смысле слова, материнского инстинкта от более сложных, высших форм взаимоотношений матери и детеныша, переходящих в материнскую любовь, взаимную привязанность и влечение, известные для приматов. Эти формы сами по себе являются важными адаптациями, обеспечивающими успешное выживание молодых особей в сложных взаимоотношениях с внешней средой у животных, которые приносят одного детеныша за один-два года. Можно считать, что у китообразных на основе сильно развитого материнского инстинкта развиваются именно высшие формы отношений между матерью и ее потомством.





Рис. 5. Мать поднимает на поверхность мертвого дельфиненка (по: Caldwell, Caldwell, 1972)


Взаимопомощь и сотрудничество среди взрослых особей

М. и Д. Колдуэлл (Caldwell, Caldwell, 1966) собрали обширный материал, касающийся оказания помощи у китообразных своим взрослым сородичам по данным наблюдений их поведения в природе. Анализировались имеющиеся литературные данные по зубатым и усатым китообразным. Авторы выделили три степени помощи пострадавшему сородичу у китообразных: 1) присутствие в качестве зрителя (животное подходит к пострадавшему, находится некоторое время около него и затем уплывает); 2) сочувственное возбуждение (животное подходит к раненому сородичу возбужденно плавает вокруг него, издавая свист, пытается разорвать гарпунный канат, атакует лодку, отталкивает пострадавшего от лодки); 3)непосредственная помощь (один или несколько животных поддерживают раненого на поверхности воды). 

Присутствие около раненого животного особей своего вида характерно для всех видов как усатых, так и зубатых китообразных. Поддержка у поверхности раненого проявляется весьма индивидуально. По наблюдениям за поведением дельфинов и других китообразных в природе и океанариумах, обычно помощь пострадавшим и больным состоит в том, что один или несколько здоровых животных поддерживают ослабевшего сородича, время от времени выталкивая его на поверхность для очередного вдоха. Такое оказание помощи может длиться до нескольких часов и дней, пока пострадавший не оказывается в состоянии плыть и дышать без посторонней помощи (рис. 6). 

Реакция выталкивания является важнейшим приспособлением китообразных к водному образу жизни, поскольку ослабевшему животному в первую очередь грозит гибель от асфиксии. Этот инстинкт оказания помощи пострадавшим проявляется у китообразных настолько сильно, что часто подавляет инстинкт самосохранения. Видимо, в силу развитого инстинкта китообразные оказывают помощь не только своим сородичам, но и особям других видов. Так, известно, что гринда в бассейне пыталась помочь погибшей самке полосатого дельфина (Caldwell et al., 1963). К. Норрис и Р. Прескотт (Norris, Prescott, 1961) наблюдали, как два белобоких дельфина оказывали помощь ослабевшему самцу белокрылой морской свиньи. 

Но вместе с тем при анализе имеющихся данных видно, что помощь оказывается весьма дифференцированно. Выявляется довольно четкое половое различие в оказании помощи у разных китообразных. Это особенно наглядно проявляется при отлове у усатых китообразных. Среди зубатых китообразных оказание помощи также связано с полом. Так, например, самки кашалотов имеют ярко выраженную тенденцию оказывать помощь детенышам и самкам, но они обычно бросают раненых самцов. В самцовых стадах кашалотов разных возрастных групп не известны случаи оказания помощи членам стада: самцы оставляют раненых и уходят. Сильная привязанность самцов к самкам выражена у косаток, морских свиней, обыкновенных дельфинов (Andrews, 1914; Томилин, 1935, 1969; Зенкович, 1938а; Slijper, 1962; и др.). 

Половые различия в оказании помощи взрослым у китообразных следует рассматривать с точки зрения социальной организации их сообществ. Как следует из приведенных выше примеров, взаимопомощь развита наиболее сильно в самочьих группах, основная функция членов этих групп — сохранение потомства. С точки зрения обеспечения репродуктивных функций, видимо, следует рассматривать и более направленное оказание помощи самкам со стороны самцов. 

Исследования поведения дельфинов в неволе показывают, что отношения между особями в группе оказываются гораздо сложнее и не всегда совпадают с ранее принятыми схемами, касающимися оказания помощи своим сородичам. Так, в изучаемом нами сообществе молодая самка афалины Леди была отделена от группы и с ней около месяца проводилась дрессировка. Самка вдруг стала отказываться от рыбы, неподвижно «зависала» в углу, и ее вернули в группу. После этого поведение самки резко изменилось: улучшился аппетит, она активно плавала по бассейну, но вместе с тем большую часть времени находилась отдельно от других дельфинов. Так продолжалось три дня, а потом Леди вновь отказалась есть, плавала небольшими кругами в одном месте, а дельфины по-прежнему ее «не замечали» и держались группой с противоположной стороны. На 4-й день после возвращения в группу к полудню Леди начала заваливаться на бок, потом быстро поплыла и с силой ударилась головой о стенку водоема. Этот удар отбросил ее назад, все рыло было разбито. Очень медленно, с закрытыми глазами, на боку она плавала 10 — 15 мин., а затем опять бросилась вперед и ударилась головой о стенку. В промежутках она пыталась приблизиться к дельфинам, но те поспешно уплывали от нее и не пытались ей помочь. Все это время были слышны ее призывные свисты. Затем самка снова с силой ударилась головой о стенку бассейна и через несколько минут погибла. При вскрытии были обнаружены отчетливо выраженные патологические изменения кишечника, желудка и легких, т. е. дельфин был смертельно болен. Р. Прайор (Ргуог, 1975) также подчеркивает, что дельфины могут быть не столь «альтруистичными», как это предполагалось ранее. Речные дельфины часто полностью игнорируют подсаженного к ним ослабевшего новичка, иногда сознательно его избегают, а в ряде случаев устраивают из него предмет забавы: толкают, дразнят, насилуют. Наиболее жестокими к новичкам, как отмечает К. Прайор. оказались афалины. Выяснилось, что их нельзя допускать к другим видам дельфинов, кроме сородичей. 

Однако отдельные дельфины могут быть прекрасными помощниками для больных, слабых и только что посаженных в бассейн дельфинов других видов. У. К. Прайор был молодой самец пятнистого дельфина, который оказался идеальной «нянькой», и его держали специально для того, чтобы он помогал только что пойманным животным. Он выталкивал ослабевшего новичка на поверхность, плавал между ним и стенкой бассейна, чтобы тот не ушибся, и даже приносил ему рыбу. Но этот самец был уникален, и автор заключает, что присутствие ручных дельфинов благоприятно для новичков лишь чисто визуально, т. е. их присутствие играет пассивную роль социального облегчения. Новички видят спокойных животных, которые берут корм, и сами успокаиваются.





Рис. 6. Различные способы оказания помощи у дельфинов (по: Caldwell, 1963)

Из приведенных примеров следует, что китообразные оказывают помощь весьма дифференцированно, и, видимо, эту форму поведения невозможно свести к простой автоматизированной безусловной реакции. Приведенные примеры иллюстрируют, что в общественных отношениях дельфинов взаимопомощь, часто принимающая форму альтруизма, главным образом направленная на сохранение молодняка и воспроизводящих самок, является тем самым одним из существенных факторов, обеспечивающих выживание этих животных в водной среде. Дж. Холден (Haldane, 1932) сформулировал эволюционное значение альтруизма. Он считал, что альтруистическое поведение можно рассматривать как один из приспособительных признаков, поскольку этот вид общественного поведения помогает выживанию потомков и ближайших родственников. 

Вопрос о социально-генетическом происхождении альтруистического поведения был также рассмотрен В. Гамильтоном (Hamilton, 1964), Ф. Г. Добжанским (Dobzhansky, 1970). По мнению Добжанского (1970), отбор на альтруизм может быть выражен в популяции только в том случае, если особи, способные выполнять альтруистические акты, находятся в близком родстве и обладают входным генотипом. Чем ближе родство, тем большее число особей со сходным генотипом будут спасены при выполнении альтруистического акта. 

Принимая во внимание тот факт, что небольшие внутрипопуляционные группы у китообразных состоят в основном из близкородственных животных, становится понятным происхождение выраженных альтруистических актов поведения у дельфинов, которые, видимо, распространяются на животных, принадлежащих к данному сообществу.

Печатается по изд.: Крушинская Н.Л., Лисицына Т.Ю. Поведение морских млекопитающих. М.: Наука, 1983. С. 38-86.

Поведение зубатых китообразных в сообществах (Часть 1)
Поведение зубатых китообразных в сообществах (Часть 3)



Просмотров: 5956




Комментарии:



 
   
2010-2019 © Delphinidae.ru | Хостинг от uCoz | Вход
При копировании материала активная ссылка на Delphinidae.ru обязательна!