Это интересно
Мозг дельфинов часто превышает человеческий как по размерам, так и по количеству извилин.


Лучшее в аудио


Лучшее в видео


Поддержите их


Sea Shepherd - международная некоммерческая организация по защите диких морских обитателей и водной экосистемы нашей планеты. Организует протестные акции против резни китов и дельфинов в Дании и Японии.
Материальная помощь




Ric O’Barry’s Dolphin Project - организация, основанная Риком О Бари, бывшим тренером дельфинов, которая стремится остановить убийства дельфинов и их эксплуатацию по всему миру. Их работа отражена в таких фильмах как «Бухта», A Fall From Freedom и мини-серии Blood Dolphin$ на Animal Planet.
Материальная помощь




Oceanic Preservation Society (OPS) - команда энтузиастов, преданных делу защиты китов и дельфинов по всему миру. Их работа поражает и вдохновляет. Создатели фильма «Бухта», рекомендуемого всем к просмотру.
Материальная помощь



-->
 
Узнать » Исследования » Мы не одиноки: открытие дельфиньего языка

Мы не одиноки: открытие дельфиньего языка



Ключевые слова: дельфин, китовые, эхолокация, киматика, голография, язык, кимаскоп

Исследователи в Соединенных Штатах Америки и Великобритании совершили значительный прорыв в попытке расшифровать дельфиний язык, идентифицировав восемь объектов по звукам, издаваемым дельфинами. 

Руководитель группы SpeakDolphin.com, Джек Кассевиц, «разговаривал» с дельфинами с помощью их собственных слов, выраженных звуковыми образами. Дельфины в двух независимых друг от друга исследовательских центрах поняли слова, что служит убедительным доказательством того, что дельфины используют универсальный «звуко-графический» язык коммуникации

Группа исследователей смогла научить дельфинов простым и сложным предложениям с использованием существительных и глаголов, обнаружив, таким образом, что дельфины понимают элементы человеческого языка, а также обладают своим собственным сложным визуальным языком. Кассевиц прокомментировал: «Мы начинаем понимать визуальные аспекты их языка, например, мы идентифицировали восемь дельфиньих визуальных звуков, обозначающих существительные, которые были записаны с помощью гидрофона, когда дельфины издавали звуки относительно погруженных в воду пластиковых объектов».

Один из членов исследовательской группы, британец Джон Стюарт Рейд, использовал кимаскоп - устройство, делающее звуки видимыми - чтобы получить представление о том, как дельфины видят звук. Он получил звуко-графические образы тестовых объектов, созданные одним из подопытных дельфинов.




В попытке «разговаривать по-дельфиньи» Джек Кассевиц из SpeakDolphin.com, находясь в Майами, Флорида, провел эксперимент, во время которого он записывал звуки, издаваемые дельфинами, когда им показывали восемь погруженных в воду объектов, включая пластмассовый кубик, игрушечного утенка и цветочный горшок. Он обнаружил, что издаваемые звуки содержат звуковые образы, и когда их воспроизводили дельфину в игровой форме, он мог идентифицировать эти объекты с точностью в 86%, и это доказывает тот факт, что дельфины воспринимают эхолокационные звуки в виде образов. Кассевиц затем сменил место проведения эксперимента и воспроизвел звуковые образы дельфину, который раньше не участвовал в опыте. Второй дельфин идентифицировал объекты с аналогичным высоким уровнем точности, что служит подтверждением того, что дельфины обладают звуко-графической формой коммуникации. Некоторые ученые полагают, что дельфины используют звуко-визуальные органы чувств, чтобы «сфотографировать» (с помощью звука) приближающегося к их стае хищника и передать это изображение другим членам стаи, предупреждая их об опасности. По их словам, другие дельфины мысленным взором смогут воспринять изображение хищника.

Когда Рейд получил на кимаскопе изображения издаваемых эхолокационных звуков, впервые стало возможным увидеть создаваемые дельфинами звуко-графические образы. Полученные изображения похожи на обычные ультразвуковые образы, которые можно увидеть в больницах. Рейд объяснил: «Когда дельфины сканируют объект с помощью высокочастотного звукового луча, испускаемого в виде коротких щелчков, каждый такой щелчок фиксирует неподвижное изображение, аналогично тому, как фотоаппарат делает снимки. Каждый щелчок дельфина представляет собой импульс чистого звука, который модулируется формой объекта. Другими словами, импульс отраженного звука содержит полу-голографическое представление объекта. Отраженный звук воспринимается нижней челюстью дельфина, затем он проходит через два наполненных жиром «акустических рупора» до внутреннего уха дельфина, создавая звуко-графический образ».




Точный механизм того, как звуковой образ «читается» внутренним ухом, все еще остается неизвестным, однако гипотеза исследователей состоит в  том, что с каждым щелчком-импульсом образ на мгновение проявляется на базилярной и кортиевой мембранах – тонких слоях ткани, расположенных в центре каждого внутреннего уха. Микроскопические волосики соединены с кортиевой мембраной и «читают» образ отпечатка, создавая сложный электрический сигнал, дающий представление о форме объекта. Этот электрический сигнал идет к мозгу через нерв внутреннего уха и там интерпретируется как образ. (Пример на рисунке демонстрирует цветочный горшок). Исследовательская группа полагает, что дельфины могут воспринимать образы стереоскопически, используя свои звуко-визуальные органы чувств. Поскольку дельфин испускает длительные последовательности импульсов-щелчков, считается, что он обладает стойким звуко-графическим восприятием, аналогично воспроизведению видеозаписи, где последовательность неподвижных кадров воспринимается как движущееся изображение.

Рейд сказал: «При построении изображения с помощью кимаскопа мы заменяем гелевидную кортиеву мембрану дельфина на круговую водную мембрану, а мозг дельфина – на фотоаппарат. Мы получаем звуковое изображение в виде отпечатка на поверхностном натяжении воды, этот метод мы называем «био-киматическим воспроизведением изображений», фиксируя изображение до того, как оно растянется до границ мембраны. Мы считаем, что нечто подобное происходит во внутреннем ухе дельфина, когда звуковой образ, содержащийся в отраженном импульсе-щелчке, проходит в форме поверхностной акустической волны вдоль базилярной и кортиевой мембран, и создает отпечаток образа, который соответствует несущей частоте импульса-щелчка.  Мы полагаем, что благодаря нашему методу био-киматического воспроизведения изображений мы видим образ, подобный тому, который видит дельфин, когда он сканирует объект с помощью звука. На изображении цветочного горшка можно также увидеть руку человека, который его держит. На данный момент получаемые изображения довольно размыты, однако в будущем мы надеемся улучшить наш метод».

Доктор Хорас Доббс возглавляет организацию «Интернэшнл Долфин Воч» (Международное наблюдение за дельфинами) и ведущим авторитетом в области терапии с помощью дельфинов. «Я считаю, что предложенный Джеком Кассевиц и Джоном Стюартом Рейдом механизм звуковых образов дельфинов является довольно убедительным с научной точки зрения. Я давно придерживаюсь мнения, что дельфины обладают звуко-графическим языком, поэтому я, естественно, доволен  тем, что это новейшее исследование предоставило рациональное объяснение и экспериментальные данные, подтверждающие мои предположения. Еще в 1994 году, когда я написал книгу для детей «Дило и зов бездны», я рассказывал о «волшебном звуке» Дило, как способе передачи информации между Дило и его матерью с использованием звуковых образов, не просто с помощью внешних визуальных изображений, а также с помощью внутренних органов и чувств». 

Основываясь на результатах био-киматеческого метода воспроизведения изображений Рейда, Кассевиц вместе с практикантом Кристофером Брауном из Университета центральной Флориды начинает разработку новой модели дельфиньего языка, который они называют Звуко-Графическим Экзо-голографическим Языком (ЗГЭЯ).

Кассевиц объяснил: «Часть акронима «экзо-голографический» возникла из того факта, что графический язык дельфинов распространяется среди дельфинов, когда один или несколько дельфинов в стае передают или получают звуковые изображения. Джон Стюарт Рейд обнаружил, что любая мельчайшая часть отраженного эхолокационного луча дельфина содержит все данные, необходимые для киматического воссоздания образа в лаборатории, или, как он считает, в мозгу дельфина. Наша новая модель дельфиньего языка состоит в том, что дельфины не только передают и получают изображения об окружающих их объектах, но и могут создать совершенно новые звуковые образы, просто изображая то, что они хотят сообщить. Нам, людям, вероятно, сложно выйти за рамки наших символьных мыслительных процессов, чтобы по-настоящему оценить мир дельфинов, в котором, как мы считаем, главенствующую роль играют графические, а не символьные мыслительные процессы. Наши личные предрассудки, верования, идеологии и воспоминания пронизывают и затрагивают все наше общение, включая наше описание и понимание того, где отсутствуют символы, например ЗГЭЯ.  Дельфины, кажется, перескочили в процессе эволюции человеческий символьный язык и вместо этого развили форму коммуникации, которая находится за пределами эволюционного пути человечества. В некотором смысле, мы сейчас располагаем «Розеттским камнем», который позволит нам получить доступ в их мир, чего год назад мы себе даже не могли представить. Старая поговорка о том, что «одна картинка лучше тысячи слов», внезапно приобретает совершенно новое значение». 

 



Дейвид М. Коул, основатель фонда «АкваСот Фаундейшн», научно-исследовательской организации, занимающейся изучением взаимоотношениями между дельфинами и людьми более десяти лет, сказал: «Кассевиц и Рейд сделали значительный вклад в науку в виде новой модели звукового восприятия дельфинов, которая практически наверняка развилась из необходимости этих существ воспринимать подводный мир, когда зрения оказалось недостаточно. Некоторые традиционные лингвистические подходы к пониманию способов коммуникации дельфинов за последние 20 лет зашли в тупик, поэтому это просто замечательно, что в настоящее время исследуется новая и полная нюансов парадигма».

Способности человека к языку включают в себя приобретение и использование комплексной системы звуков, которым мы присваиваем значение. Язык, взаимоотношения между звуками и значениями развивались по-разному для каждого человеческого племени и для каждой нации. Считается, что способность человека к языку существенно отличается от других видов и является гораздо более сложной. 

Также считается, что развитие звукового языка совпало с увеличением размера мозга. Многих исследователей интересовал вопрос, почему мозг дельфина по размеру подобен мозгу человека, учитывая тот факт, что Природа создает органы в соответствии с потребностями. Группа Кассевица полагает, что большой мозг дельфинов необходим для приобретения и использования звуко-графического языка, для чего требуется значительный размер мозга. Дельфины используют постоянную звуковую и визуальную стимуляцию на протяжении всей своей жизни, и этот факт, вероятно, способствует координации полушарий их мозга.  Неокортикальные звуковые поля дельфина тянутся до среднего мозга, оказывая влияние на их двигательные зоны и позволяя регулировать индуцированную звуком моторику, а также сложная фонация необходима для воспроизведения характерных сигналов и звуковых изображений. Эти преимущества обеспечиваются не только мозгом, который по размеру можно сравнить с человеческим, но и гораздо большей скоростью, по сравнению с человеческим мозгом, прохождения сигнала по стволу головного мозга.

Кассевиц сказал: «Наше исследование дало ответ на давно существующий вопрос, который задала Доктор Джил Тартер из Института СЕТИ (занимающегося поиском внеземного разума): «Одиноки ли мы?» Сейчас мы можем однозначно ответить: «Нет». Поиски Института СЕТИ внеземного разума в открытом космосе завершились на земле, приняв форму великолепных дельфинов».

Полные результаты этого исследования можно узнать, отправив запрос Джеку Кассевицу. 

Джек Кассевиц: speakdolphin@mac.com

305-807-5812 - Майами, Флорида


Просмотров: 7054




Комментарии:



 
   
2010-2017 © Delphinidae.ru | Хостинг от uCoz | Вход
При копировании материала активная ссылка на Delphinidae.ru обязательна!